Анатолій Андросюк, Всем Взаимофренд ! (biboroda) wrote,
Анатолій Андросюк, Всем Взаимофренд !
biboroda

ГРУСТНАЯ ИСТОРИЯ СУЛТАНА, КОТОРОГО ПОЧИТАЛИ УЧЁНЫЕ ЕВРОПЫ И НЕНАВИДЕЛ СЫН

Чем должен был прославиться внук великого Тамерлана? Наверное, сам Тамерлан считал бы, что завоеваниями, богатой добычей и легендарными победами. Но тот, кто вошёл в историю под именем Улугбек, известен как любитель мира, поэт и звездочёт, а ещё как султан, убитый собственным сыном за излишнюю мягкость. И как Великий Правитель. Именно так переводится имя "Улугбек". История рассудила не так, как судили султана его родные.



Мальчик родился в военном походе. Отправляясь на завоевания, Тамерлан брал с собой семью. Одна из невесток, жена сына Шахруха, начала рожать прямо во время штурма войсками Тамерлана крепости Мардин. В честь радостного события Тамерлан помиловал людей в непокорной крепости, и повелел войскам вернуть то, что уже взято как трофеи. Младенца назвали в честь отца самого Тамерлана - Мухаммед Тарагай.

Матерью Мухаммеда Тарагая была Гаухаршад бегим, пятнадцатилетняя дочь одного из приближённых Тамерлана. Ей ещё предстояло войти в историю, как жене хана, благоволившей поэтам и художникам, архитекторам и философам. Под её влиянием муж, воспитанный в седле боевого коня, смягчался нравом и одарял людей, которые прославили бы его государство в веках. После смерти Шахруха Гаухаршад ещё долго влияла на политику в землях, некогда завоёванных Тамерланом. При Гаухаршад расцвёл легендарный город Герат.

А пока что она родила поэта, о чём, конечно, ещё не знала.
Легко ли быть внуком завоевателя
За воспитанием царевичей следили лично дед и его любимая (но, увы, бездетная) жена Сарай-мульк ханым. Тамерлан воспитывал будущего Улугбека воином. С малых лет Мухаммед Тарагай сопровождал, как и все родные, деда в походах; в мирные дни его приучали к седлу и мечу. В три года царевич побывал в Индии. В пять лет отправился вслед за дедом в Малую Азию и Сирию, в поход, который продлился следующие пять лет его жизни.

Именно во время этого похода Мухаммед Тарагай увидел руины знаменитой обсерватории в городе Марага. Даже разрушенная, обсерватория была величественна. Когда-то в ней хранилось больше 400 000 рукописей, работало больше 100 астрономов… Её величие, её устремлённость к бескрайнему звёздному небу потрясли мальчика.

На его счастье, науки, которые ему преподавали, не ограничивались военными. Сарай-мульк ханым нашла царевичу учителя, поэта и учёного Арифа Азари. Музыка слов, музыка струн, музыка звёзд - со всеми этими чудесами познакомил Мухаммеда Тарагая Азари.

В поход в Китай Тамерлан внука не взял. Оставил его править своими восточными территориями. Чтобы десятилетний царевич поскорее возмужал, его женили на царевне из рода чингизидов. Из этого рода Тамерлан и его потомки постоянно брали жён. Не дойдя до Китая, великий полководец умер от таинственной болезни, и сыновья Тамерлана немедленно принялись делить его империю с оружием в руках.

Отцу Мухаммеда Тарагая удалось отвоевать себе Хорасан, провинцию в Иране, некогда подарившую миру Омара Хайяма. Шахрух сделал своей столицей город Герат, на долгие годы ставший пристанищем для всех и всяческих наук и искусств. Через четыре года военачальникам Шахруха удалось отвоевать и Мавераннахр, обширную область к северу от Хорасана. Правителем Мавераннахра был посажен пятнадцатилетний Мухаммед Тарагай. С этого момента можно отсчитывать историю Улугбека, великого правителя города Самарканда и прилегающих земель.
Как Самарканд стал городом учёных и поэтов
Хотя сначала Улугбек был, скорее, наместником отца, но уже с семнадцати лет он стал вполне самостоятельным правителем. И правление его было удивительно. Многие и до Улугбека одаривали поэтов и художников, но любовь нового правителя Самарканда, казалось, превосходила разумные пределы. Он словно вообразил себя сказочным шахом, жизнь которого - не удовольствия и поддержание власти, а бесконечные заботы о процветании края и строительство удивительных зданий.


Улугбек строит медресе (институт) сначала в Самарканде, потом в Гиджуване и Бухаре. Казалось, дай ему волю, и он застроит школами весь Мавераннахр. На Самаркандской медресе над входом начертана была по его приказу надпись: “Стремление к знанию есть обязанность каждого мусульманина и мусульманки”; другие надписи тоже призывали учиться.

В медресе султан пригласил самых видных математиков и астрономов своего времени. Самарканд стал передовым городом востока по наукам и образованию. Селились в Самарканде архитекторы и философы, поэты и врачи.

Увлечение Улугбека точными науками не было отвлечённым. Опираясь на своё знание математики, он провёл в 1428 году реформу, которая положительно повлияла на экономику Мавераннахра, и тогда же закончилось строительство самаркандской обсерватории. В ней использовался гигантский и очень точный секстант, нарисованный прямо на стене. Его радиус составлял 40 метров.
Как книги азиата стали настольными для европейских учёных
В обсерватории Улугбек работал лично. Он также пригласил к сотрудничеству видных астрономов, таких, как Кази-Заде ар-Руми, ал-Каши и молодого ал-Кушчи, который фактически был обучен Улугбеком и его соратниками. После девяти лет упорного труда султаном и его астрономами был составлен каталог звёздного неба, известный как Гурганский зидж. Он содержал 1018 звёзд. Кроме того, команда определила точную длительность земного года вплоть до минут и точный наклон оси земного шара.

Ещё через семь лет работы Улугбек издал таблицы, названные по одному из его титулов - “Новые Гурагановы астрономические таблицы”. Этот справочник был высоко оценён научным миром Европы: его очень быстро перевели на латынь и он вошёл в число пособий, которыми пользовались астрономы Европы. Превзойти самаркандских исследователей удалось только датскому учёному Тихо Браге уже в самом начале семнадцатого века.


Таблицы и справочник по астрономии были не единственным вкладом Улугбека в науку Средних Веков. Он также написал труд, ставший одним из наиболее ценных источников по Чингизидам, то есть династии, основанной Чингис-Ханом - “Историю четырёх улусов”. Династия Тимуридов, к которой принадлежал Улугбек, постоянно пополнялась жёнами и невестками из числа Чингизидов. Вероятно, историю рода Чингис-хана Улугбек считал и своей семейной историей.

Сам он также был женат на женщине из династии Чингизидов, Ак-Султан Ханике. Она родила мужу наследника, сына по имени Абд ал-Латиф. По установленной самим Тамерланом традиции, царевич воспитывался у деда и бабушки в Герате, столь же утончённом и богатом городе, что и Самарканд при Улугбеке. Увы, но характером Абд ал-Латиф пошёл не в отца. Современники отмечали жёсткость, даже жестокость его характера. Воспитанный вдали от Улугбека, Абд ал-Латиф не чувствовал к отцу ни капли нежности.

Тридцать восемь лет правления Улугбека Мавераннахр не знал жестоких долгих войн, высасывающих силы даже из самых плодородных краёв. Мир и процветание наполняли край, словно в сказке. До самой смерти отца Улугбека, Шахруха.
Как умер Улугбек и как умерло дело Улугбека
В 1446 году сын родного брата Улугбека, Байсонкура, Султан-Мухаммед поднял восстание, чтобы скинуть Шахруха с престола. Шахрух выступил в поход и без труда освободил занятые мятежниками города. Но поход подорвал силы старика, он тяжело заболел и в марте 1447 года умер. По закону, престол в Герате переходил под руку первенца Шахруха Улугбека, но братья мятежного царевича, Ала ад-Даула и Абу аль-Касим, отказались признавать власть дяди и захватили Хорасан.

За наследство деда в Хорасане бился сын Улугбека, Абд ал-Латиф. Кузены скоро разбили его войска и его самого взяли в плен. Улугбек, посоветовавшись с военачальниками, решил вызволять сына не оружием, а миром. Пока племянники делили Хорасан между собой, Улугбек начал переговоры с тем из них, что держал Герат и Абд ал-Латифа в Герате, Ала ад-Даулой.


Убедившись, что дяде достаточно Мавераннахра, Ала ад-Даула отпустил кузена на свободу. Но перемирие длилось недолго. Абд ал-Латиф не собирался мириться со скромностью отца и отказываться от Хорасана. Он снова выступил в поход.

Восемнадцатилетнему Абд ал-Латифу не хватило то ли опыта (впрочем, Ала ад-Даула был не старше его), то ли воинов, и ситуация с пленом и переговорами повторилась.

Абд ал-Латиф был взбешён. Не в силах винить в неудачах самого себя, он дал понять отцу, что его поведение унизительно, жалко, порочит честь и Шахруха, и Тамерлана. Вероятно, под влиянием сына весной 1448 года Улугбек рука об руку с Абд ал-Латифом выступил в поход на Хорасан. С ними шло огромное войско в 90 тысяч человек.

Поход вышел успешным, но тут Абд ал-Латиф развернул своих воинов против отца. После бесконечных битв, в ходе которых Улугбек терял позицию за позицией, султан решил сдаться сыну и просил его не лишать отца жизни, а отпустить в паломничество в Мекку.

Абд ал-Латиф прилюдно объявил о своём примирении с отцом. Улугбек двинулся в сторону Мекки.

По легенде, зайдя в дом крестьянина, он развёл огонь, чтобы приготовить себе мяса. Искра из очага подпалила одежду свергнутого султана.

- И ты уже знаешь, - печально сказал Улугбек.

Наутро его убили люди Абд ал-Латифа.

Через два дня Абд ал-Латиф убил и младшего брата, любимца Улугбека.

Абд ал-Латиф правил недолго, до 1450 года, и за короткое правление успел прославиться своей жестокостью.

Его сверг кузен, Абдула ибн Ибрагим Султан, один из внуков Шахруха. Он установил роскошное надгробье над могилой Улугбека, поэта, правителя и великого учёного Самарканда, и во всём стремился продолжать политику дяди. И прожил - в мечтах о мире и процветании - целый год. А потом победила сила.


источник

Оригинал взят у mart504 в ГРУСТНАЯ ИСТОРИЯ СУЛТАНА, КОТОРОГО ПОЧИТАЛИ УЧЁНЫЕ ЕВРОПЫ И НЕНАВИДЕЛ СЫН
Subscribe
promo biboroda novembre 30, 2014 22:14 4175
Buy for 20 tokens
Оригинал взят у biboroda в Френдмарафон - новичков, но и старички - не стесняйтесь.( CAPTCHA) Уважаемые, сделал дубликат хорошего старого поста, там очень не удобно писать, постоянно надо вводить CAPTCHA, её поставил ЖЖ так как там очень много комментов, я её отключить не могу,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments