?

Log in

No account? Create an account

Анатолій Андросюк

Всем Взаимофренд !

Previous Entry Share Next Entry
Томатина – битва помидорами
biboroda
Оригинал взят у vitaliy_zorin в Томатина – битва помидорами

2Итак. Томатина в списке моих поездок по интересности стоит на втором месте после Дакара. Как ни странно. Очень позитивный движняк. Поэтому в этом году решили повторить. 28 августа, среда, Буньёл, не далеко от Валенсии.

Расчитываю прилететь в Барсу за пару дней до. Улететь можно вечером же 28го, из Валенсии есть прямой в Киев. Пяток тел, включая Цыгелей обещают быть со мной. Присоединяйтесь. Вопросы по деталям лучше перорально по 0682518877.

Дальше - очень большой (!) текст из Журнал "Мир Туризма" о нашей вылазке на Томатину 2005. Дочитавшему до конца - приз - защитная хоккейная ракушка на яйца на самой томатине, которая там будет весьма актуальна )) Стилистика восьмилетней давности полностью сохранена.

Бычки в ТОМАТЕ

На войну ехать никто не хочет. Нет, у меня есть пара друзей, посетивших Ирак и Сьерра-Леоне в самые жаркие для этих стран денечки. Так, из любопытства. Но, оказывается, бывают исключения

КРИМИНАЛЬНАЯ ПРЕДЫСТОРИЯ
1В последнюю среду августа 1914 года в маленькой деревушке Буньол (примерно одна пятнадцатая часть Броваров), что под Валенсией, собралось десяток хулиганов средней руки на стрелку. Что-то у них там не пошло, и стрелка превратилась в разборку. Но то ли порох был мокрый, то ли стволы револьверов кривыми, в общем, когда боеприпасы закончились, в ход пошли помидоры с соседнего рынка на центральной площади. Благо, в августе их полно. Истории не известно точное количество жертв памятной потасовки, но ровно через год компания хулиганов встретилась на том же месте еще раз. Они уже входили в одну мафию и решили вспомнить, как весело было год назад. Безобразие повторялось снова и снова, из года в год. Где-то в 30-х годах кто-то там из местных властей попытался запретить вакханалию, на что весь Буньол вышел на единственную площадь с транспарантами: «Хотим помидорную войну!», и власти сдались.
Несколько лет мы пропускали эту дату. Но в этом году, месяца за два до события, я обвел кружочком дату 31 августа и попытался найти Буньел на карте. Получилось не с первого раза, так как «двухкилометровки» Испании у нас никто не продает. В июле в модном киевском еженедельнике вышел анонс этого побоища (почему-то под девизом «праздник урожая»). Там были координаты пяти известных туркомпаний. Я, весь обрадованный, кинулся туда за подробностями, но с удивлением обнаружил, что сотрудники впервые об этом услышали только от меня. Надо отметить, что менеджер туркомпании из трех букв через неделю даже перезвонила уточнить у меня, где же это происходит, так как их испанский партнер тоже ничего не знал.

КРАСНЫЕ МАНЕВРЫ
8Перед войной обычно у нападающей стороны происходят маневры. А тут и повод подвернулся. У Цыгеля за пару недель до войны – день рождения.
План созрел моментально. Мы купили 300 кило крепеньких помидоров, я на пару часов выкрал его ключи, и мы завалили томатами всю его квартиру. Уровень помидоров в гостиной был по колено. Помимо основного удара, еще кило 20 мы распихали по всем тумбочкам, шифоньерам и другим нычкам. По помидору досталось электрочайнику, СВЧ печке, плафону люстры, всей обуви и т.д. Аленка умудрилась парочку запихнуть даже в бачок унитаза. Я же был занят разрезанием бутылок с колой, запихиванием туда овощей, заклеиванием бутылок скотчем и обратной заливкой в них газировки. Посреди этого великолепия красовалась красная гравированная табличка «Тяжело в учении – легко в бою». Финальным аккордом стала сетка с томатами, подвешенная над входной дверью, назначение которой было моментально испортить романтический вечер имениннику.
Следующим утром от Цыгеля всем друзьям пришел SMS, где он обещал дать кусок праздничного торта каждому, кто добровольно заберет у него хотя бы ящик этого удовольствия.
И вот вечером мы доедали торт и думали, что делать с оставшимися 150 кг чудных продуктов.
Сказать, что в квартиру нельзя было зайти из-за жуткого духана овощной базы, не сказать ничего. Но минут через сорок принюхиваешься, и голова начинает соображать. В проветренную после перекура голову Аленки пришла великолепная идея: «А давайте их продадим!».
Рано утром на углу бульвара Леси Украинки стояло три идиота (нас то есть), вооруженных табуретками, весами, маркером и бумагой для ценников, пятью ящиками помидоров и мелкой монетой для сдачи. Созвонившись со знакомым брокером с товарно-сырьевой биржи на Уолл Стрите и узнав котировки томатных фьючерсов на сентябрь, коллективное собрание членов концессии установило цену в 69 коп. за кило.
Торговля пошла бойко. Люди делились на две категории. Первая гребла быстро. Вторая мучилась вопросом: «Откуда дровишки?», намекая на Чернобыль. На что Аленка (специально не завтракавшая) бодро съедала один помидор из ящика, тем самым развеивая все сомнения. Сами мы были в футболках клуба «Лопухи в поисках адреналина», и продукцию отгружали в такие же кулечки. Небольшая продвинутая третья категория потребителей все время искала вокруг нас скрытую камеру.
Через минут 15 торговли, с целью удлинения процесса получения удовольствия, норма отпуска товара была ограниченна (не рыночными методами) до двух кило в одни руки. Через 25 минут появилось общество защитничков прав потребителей в лице дворничихи цыгелевского дома, которая крышует всю мелкооптовую торговлю в квартале. На ее вопрос о торговом патенте мы ответили, что получили устную лицензию на 2 часа торговли за 10 гривен у Степана – местного участкового. А затем специально для блюстительницы в виде исключения цена на два кило была снижена до 65 коп.
Через полтора часа безудержной торговли ящики опустели и были успешно убраны в мусорный бак. Ни один покупатель за время торговли не пострадал.

ЗА ТРИ ДНЯ ДО ВОЙНЫ
3Конец августа – жаркая пора для пассажиров. Ни улететь, ни вернуться нормально нельзя. Мы взяли очень «кривой» перелет в Мадрид. Основными вещами нашего багажа были подводные маски и хоккейные наяичники (так мы планировали уберечь хрупкие места организма от прямых попаданий).
В Мадриде оказались за три дня до войны. Взяли машину – и через день были там, куда не успели доехать в прошлый европейский визит. Мост Мие – самый высокий в мире. Он соединяет берега долины местной речушки. Еще год назад, чтобы проехать это место, нужно было отстоять пять часов пробки на дорожке, блукающей по долине. Сам Жак Ширак перерезал ленточку на мосту прошлой осенью. Самая большая опора моста – значительно выше Эйфелевой башни, а полотно висит на высоте 300 метров. Так что тот банджи (который рано или поздно на нем сделают) будет самым высоким в мире. Сегодня первенство у Кейптауна – 260 метров (примерно семь секунд падения). Но там прыгают из кабинки подвесной дороги, едущей на гору.
Вид на мост сверху и с боков абсолютно не впечатляет. Даже полетав на парапланах в нескольких километрах от него, мы не оценили, зачем проехали лишних 800 кэмэ. Это напоминало курсовую работу аспиранта архитектурного факультета, сделанную за двадцатку баксов для троечника_второкурсника. Но стоит пробраться по узкой дорожке под самые опоры – и прозрение накрывает тебя еще сильнее, чем под башней Эйфеля.
Да, Голден Гейт красивей, флоридский Кей Вест длиннее, Патона – безнадежней. Но в Мие Что-то есть. Что – с первого раза не понятно. Да и название хорошо рифмуется с другим словом из стольких же букв.
Из Франции обратно в Испанию мы выбирались поздней ночью. Полуторалитровый дизель нашего Рено удивлял своей экономичностью, динамикой разгона и скоростью. Турбина включалась не после трех тысяч оборотов, а сразу же, если бодро жать на педаль, и легко разгоняла машину до 200 км. Раньше слова знакомого моториста о лучших в мире дизелях от Рено я пропустил мимо ушей, сейчас же смог прочувствовать это на себе, вернее, под собой.
Если днем ты не замечаешь, как щелкают фотокамеры автоматических радаров при превышении скорости, то ночью их вспышки более чем заметны. После трех таких фотосессий Цыгель набрал на мобилке трехзначный номер и произнес: «Алло! Полиция? Нас сфотографировали на 67_м шоссе. Пожалуйста: все качественные, десять на пятнадцать, глянец, по три штуки каждой. Спасибо!» Больше всех беспокоилась Светка, на которую был оформлен Рено: «Как я объясню полиции, что я делала во Франции с германской визой на машине, взятой в Испании, с двумя ушлепками из Украины с брюссельской и голландской визами соответственно?»

РЕКОГНОСЦИРОВКА НА МЕСТНОСТИ
12Отметившись в традиционно состоящих из китайцев очередях парка Порт Авентура под Барселоной, вечером, накануне войны, мы прибыли в Буньол для рекогносцировки. Работа в деревне кипела. Все местное население стояло у фасадов своих домов и добросовестно законопачивало ставни и двери. Особо впечатлительные завешивали фасады домов клеенкой и заклеивали их скотчем. Прибывшие со всего мира гости были на взводе. Хорошо шла торговля очками для плавания под лозунгом «томато протэкшн!». Как и каждая деревушка западной Африки, с нетерпением ждущая, когда же наконец через нее пройдет колонна машин ралли «Париж_Дакар» и даст возможность заработать за один день на год вперед, Буньол был весь при деле. Гостиницы – в разы дороже, чем обычно, батарейки к фотоаппаратам – на вес золота, хот_доги – по декадансовым ценам. Выяснив у аборигенов стратегические места баталий, заходов с флангов и возможные пути отступления, мы отъехали десяток километров от Буньола, где с гостиницами договориться было попроще.
Ранние сборы были молниеносны: фотоаппараты – в боксы, паспорта – в сейф, запасные трусы – в карман, яйца – в ракушку.

19ВОЙНА – ЭТО ВАМ НЕ ПОКЕР
В восемь утра по центральной улочке Буньела еще можно было пройти. Но в стеклянной посуде уже ничего не продавали. И хотя спонсором этого безобразия выступает Ariel, никакой рекламы кроме трех растяжек с надписью «Томатина_2005» в Буньоле не было. Аборигены сказали, что если бы рекламы было больше, то приехало бы не 30 тысяч народа, а все 100, а это им не нужно.
К девяти утра передвижение было уже затруднено. Все кучковались командами. Особо продвинутые обмундированы в спецформу. Были замечены представители Штатов и Канады, очень много азиатов, пару десятков африканцев. И ни одного нашего соотечественника, чему мы были крайне удивлены.
В специально предназначенное отверстие организаторы привычными движениями вставили десятиметровый деревянный столб, жирно обмазанный телячьим жиром. На самом верху столба был подвешен хамон, он же вяленая телячья нога. И экшен начался. Для начала толпе нужно было забраться на столб и сорвать эту ногу.
Сначала в ход шла командная тактика. Толпа группировалась вокруг столба в пирамидку, и следующие карабкались вверх по головам пирамидки. Жир не давал никому подняться выше пары метров. Особо отчаянные в прыжке забирались на столб и, обхватив его конечностями (как коалы), соплями сползали вниз. Но с каждой новой такой «соплей» жира на столбе оставалось все меньше. Нужно отметить высокую полит корректность участников. Если кто-либо, игнорируя командную тактику, ради собственных результатов, быстро лез вверх, скидывая остальных, с него снимали трусы – и бросали в толпу. Постепенно участники впитывали в себя жир со столба, и в момент, когда стало ясно, что до мяса осталось долезть около метра, произошел интересный момент смены командной тактики на индивидуальную. Тут все упиралось в то, что толпа начала срывать всех, кто пытался рвануть вверх. А «альпинисты», отчаянно вырываясь, ползли все выше.
Наконец на втором часу этого действа одному парню подфортило: он уцепился зубами в ногу и сорвал ее. Это и послужило сигналом к началу обливания всех присутствующих водой из пожарных брандспойтов.
Вода была очень острая и холодная. По ощущениям, на центральной улочке и переулочках, перпендикулярных ей, скопилось тысяч 50 народу. И все они, синхронно сняв футболки и завязав их узлами, начали мочить ими друг друга. Это получасовое мероприятие значилось как «тишорт вор». Особым геройством считалось влезть на пальму или на парапет ближайшего фасада и продержаться до тех пор, пока сотня футболок, брошенных в твою сторону, одним ударом не вернет тебя обратно в толпу.
Во время футболочной войны я успел протиснуться в один переулок и сдать Canon в импровизированную камеру хранения. Мне дали клаптик бумажки с номером, которую мощно пристеплерили к трусам, иначе номеру не выжить.
Когда все футболки прибило к земле, в ход пошли танки. Где-то с два десятка «КамАЗов» медлен но плыли сквозь толпу. В кузовах, доверху набитых помидора ми, сидело по несколько парней, которые для затравки охапками сбрасывали помидоры в толпу. Каждые 20 метров самосвалы останавливались, приподнимая кузова, из которых вываливались тонны содержимого.

7ПО САМЫЕ ПОМИДОРЫ
Все бойцы почти синхронно натянули кто маски, кто очки, кто кепки. Если нечего было натягивать, сильно зажмуривались – и ломились в ближайшую красную кучу. Следующие полчаса ничего не помню. Сильно болели руки: места для нормального замаха совсем нет, народу, как бычков в томате. Если для увеличения дальнострельности нормально замахиваешься, обязательно попадаешь в лоб тому, кто стоит за тобой. А он, в свою очередь, незаметно пинает тебя ногами. В толпе особенно страдали те, кто выше 190 см ростом. По ним вели огонь как минимум две сотни человек из «ближайшего окружения». А коротышки всегда находились в безопасности, но вести огонь им удавалось только «навесиком».
После поражения всех ближних целей толпа перешла на стрельбу по дальним позициям врагов. Огонь начали вести по фасадным балконам вторых и третьих этажей зданий вокруг, на которых за защитной сеткой находились вездесущие японские туристы, обвешанные фотоаппаратами и камерами. Японцы сопротивлялись еще меньше, чем во время Второй мировой, и быстро (пригибаясь и отмахиваясь) покинули свои позиции. Через минут 15 я понял, что единственный из околоприсутствующих сохранил свою футболку. Все остальные, куда хватал взгляд, давно уже были полуголые.
Несколько попыток сорвать с меня футболку я успешно отбил. Одна девушка была особо навязчива в этом вопросе. Она меня схватила за воротник и всей масссой начала тянуть вниз. Я ее легонько перевернул лицом вниз, нагнул и стянул с нее шорты вместе с тем, что под ними было. После чего ее попустило, и энтузиазм исчез. Затем из кроваво-красного месива (которое уже доходило до колен) вытащил чей-то кроссовок 46 размера, и когда очередные руки тянулись к моей футболке, я гневно шлепал по ним новым оружием. После очередной вываленной из «КамАЗа» кучи я от кого-то сильно получил помидором по зубам. Часть овоща я даже проглотил от неожиданности. Ну да, кто же как не Цыгель это мог быть? Всю группу наших я потерял уже после десанта первой машины. И теперь, стоя вдвоем с Цыгелем спиной к спине, мы отбивались гораздо эффективнее. Маска и ракушка пару раз сильно спасли положение. Руки все сильнее болели, и надо было подумывать о путях отступления. Как ни странно, сделать это удалось легче, чем мы ожидали. Расчищая дорогу тем самым 46-м размером, мы оказались в одном из переулков, где валялись «раненные», а «стрельба» шла не так эффективно, как на центральной улице.
По окончании часа с момента старта «КамАЗов» стрельнула пушка, что означало конец боевым действиям. Пробравшись к камере хранения и обменяв остатки номерка, пристепленного к моим трусам, на кулек с вещами, я вновь вооружился фотоаппаратом.
Картина напоминала сцену окончания штурма укреплений пляжа Омаха из «Спасения рядового Райяна». Только, слава Богу, вместо кровищи был томатный сок. Все были не в меру довольны, а счастливые физиономии отмывали прямо брандспойтами.
В гостиницу мы приехали в одних плавках, но администраторы этому не удивились. Еще часа два заняла дезактивация тел и вещей в ванне. Скорее всего, в эту гостиницу нас больше не пустят.
Все. До следующего августа помидоры не едим. А из борщей и салатов будем их нагло вытаскивать.

НЕПРИСТОЙНЫЙ ЭПИЛОГ
Накануне войны мы дремали в гостинице под фильм «Кокаин», диск с которым взял с собой Цыгель (известный киноэстет). Фильм о штатовской наркомафии. До конца не досмотрели, и я попросил его по возвращении в Киев не забыть дать мне его досмотреть. Но этому предшествовала целая история. Во время «Томатины» Цыгель, видать, испортил свои последние трусы и, собираясь на обратный рейс, надел только джинсы. В итоге (нашими стараниями) о том, что он едет без трусов, знали все: в такси, в аэропорту Мадрида, мадридская таможня, весь самолет (ему нельзя пристегиваться – он без трусов, не наливайте ему пиво – он без трусов, не пускайте его в туалет – он без трусов и т.д.), таможня в Борисполе, естественно. Короче, на паспортном контроле в нашем аэропорту мы стоим в одной очереди. Цыгель – через несколько человек после меня. И только я набрал воздуха, чтобы в очередной раз сообщить всем присутствующим, что он без трусов, как Цыгель отомстил мне за все и сразу: «Зорин, ты кокаин хотел? Я могу дать тебе прямо сейчас!» Двое офицеров из службы личного досмотра заинтересованно покосились в нашу сторону. Но нам повезло, и мы смогли отшутиться. Отсюда вывод – даже если у тебя нет кокаина, штаны снять все равно могут.

123456789101112131415161718192021



promo an_park july 16, 19:27 83
Buy for 40 tokens

  • 1
прикольный праздник))

Помидором в голову не только весело, но и ощутимо:)

видно что никто не пострадал.

Помидоры должны быть каменные, чтобы кто-то пострадал, а они были обычные:)

  • 1